Пульс недели 
 
"Казаки в боевой авиации России". Материал опубликован в №32 от 06/09/2012


 

В 2012 году в России могут «забыть» про один военный юбилей – столетие

с начала боевой летописи русской военной авиации. Официально его должны

были бы отметить 12 августа 2012 г. Грандиозного праздника быть не

может, так как в ВВС страны осталось примерно столько боевых самолетов, как в 70-80-х годах ХХ века в пяти авиаучилищах СССР. Возможен праздник только в Подмосковье – в Жуковском. Малое внимание государства к развитию боевой авиации является повторением позиции Н.С. Хрущева в конце 50-х – начале 60-х годов ХХ века. Тогда тоже надеялись только на «ядерный зонтик». История повторяется. Но вернемся к сути темы.



Русское небо богато казачьими орлами

Ряд историков считает, что Первая мировая война началась не летом 1914

года, а на два года раньше, когда первые русские военные летчики добровольно отправились оказывать помощь болгарским братушкам в их войне с Турцией. Выполнять свой православно-национальный долг, как писали тогда. Сто лет назад ВВС России начали отсчет своих боевых побед и потерь. Еще одним фактом векового авиационного юбилея стало то, что важную роль в создании и развитии ВВС России сыграли сыны казачества. Ведь казаки были вторыми по численности после дворян в доле личного состава ВВС страны к 1917 году. По мнению Александра Смирнова, подъесаула Всевеликого Войска Донского, историки казачества пока так и не сошлись во мнении – кто из станичников стал пионером в небе. Список выпускников Гатчинской авиационной школы за 1911 год указывает, что 10 августа диплом пилота N 32 вручили казаку Области Войска Донского – Мстиславу Золотухину. В донской казачьей печати этот факт никак не отражен. Возможно, что последовавшая вскоре смерть молодого летчика во время показательного полета в г. Ельце перечеркнула его путь в истории казачьей авиации и сделала спорным первенство. Но и без него русское небо было богато казачьими орлами.

ВОЙСКОВОЙ СТАРШИНА Кубанского казачьего войска Вячеслав Матвеевич Ткачев вступил в Первую мировую войну командиром 20-го корпусного авиаотряда Западного фронта. Однокашник легендарного аса Нестерова П.Н. по учебе в кадетском корпусе, подъесаул Ткачев – выпускник Гатчинской авиашколы – еще до 1914 г. был признанным летчиком в стране. В 1913 г. он совершил первый в истории воздушный перелет Киев – Екатеринодар (1320 верст над безлюдной, безориентирной местностью). Киевское общество воздухоплавания

наградило его золотой медалью «За наиболее выдающийся в России в 1913 году перелет». Уже в сентябре 1914 г. войсковой старшина Ткачев В.М. возглавил список военных летчиков мира – кавалеров ордена Святого Георгия 4-й степени. Следует отметить его активное участие в разработке тактики воздушного боя. По распоряжению полевого генерал-инспектора военно-воздушного флота – великого князя Александра Михайловича в начале января 1917 года была издана новинка в истории русской авиации: «Материал по тактике воздушного боя. Составил В.М. Ткачев».

«Князь русской авиации» Александр Михайлович Романов отметил в кратком предисловии: «Войскового старшину Ткачева от души благодарю за составление первого руководства по тактике воздушного боя. Этот труд составляет первый шаг на пути к изучению борьбы в новой стихии. Прошу всех летчиков твердо усвоить приводимые основы воздушного боя». В этой работе Ткачев впервые сформулировал принципы одиночного воздушного боя и боя группой. Обозначил необходимость сопровождения бомбардировщиков прикрытием истребителей. Заявил о необходимости снаряжения самолетов-разведчиков радиотелеграфом и о бронировании корпусов самолетов. Словом, определил суть применения военной авиации, которое получило развитие в ХХ веке.

После отречения Николая II полковник В.М. Ткачев возглавил Военно-полевое

Управление фронтовых ВВС. Именно на весну и лето 1917 г. пришелся пик боевой активности и успехов русских пилотов в Первой мировой войне. В гражданскую войну генерал-майор Ткачев командовал авиацией в белых армиях Деникина и Врангеля.



Ушел в эмиграцию…

Ас из «золотой десятки» Первым специализированным военным аэродромом в Российской империи был аэродром в Гатчине. А первым его начальником (как заместитель начальника авиашколы) и летчиком-инструктором N 1 стал потомственный казак Уральского казачьего войска – Георгий Георгиевич Горшков. Бесспорен вклад Горшкова в развитие дальней разведывательной авиации. В апреле 1915 г., командуя тяжелым бомбардировщиком «Илья Муромец-Киевский», есаул Горшков совершил полет над территорией противника в глубину более 500 километров и вернулся, доставив в штаб фронта более 50 фотоснимков особой важности. В гражданскую войну кавалер ордена Святого Георгия 4-й степени полковник-казак Горшков сражался у белых. В 1919-м он был расстрелян в Одесской ЧК.

СРЕДИ ДОНСКИХ КАЗАКОВ первым генералом-летчиком в ХХ веке стал Вячеслав

Григорьевич Баранов, уроженец станицы Луганской. Накануне Первой мировой

войны – в мае-июне 1914-го возглавляемая им группа летчиков Гвардейского корпуса совершила перелет по маршруту Петербург – Псков – Ямбург – Гатчина – Петербург. Последовавшие события затмили этот подвиг. На фронте Баранов стал признанным мастером разведывательной авиации, был награжден почетным Георгиевским оружием. В гражданскую войну полковник Баранов –

главком ВВС Всевеликого Войска Донского. Весной 1919 г. между восставшими

казаками («Вешенское восстание») и ставкой «белоказачьих» войск впервые им был организован регулярно действующий «воздушный мост». Хрупкие аэропланы ночами перевозили почту, рации, медикаменты и боеприпасы.

После гражданской войны в эмиграции Вячеслав Баранов до 1939 г. был председателем Союза русских летчиков в Париже.

КАЗАКИ БЫЛИ В АВАНГАРДЕ русской авиации в первые десять лет ее существования. В годы Первой мировой войны пятеро станичников за отвагу в

небе были удостоены ордена Святого Георгия, семеро – почетного Георгиевского оружия. В «золотую десятку» асов Первой мировой войны, то есть летчиков-истребителей, одержавших более пяти воздушных побед, входил донской казак Александр Михайлович Пишванов. Он сбил 6 кайзеровских аэропланов. До свержения русской монархии, сражаясь в казачьей коннице, Пишванов заслужил четыре Георгиевских креста. Весной 17-го был произведен в прапорщики и до ноября успел, воюя уже на аэроплане, быть удостоенным офицерского ордена Святого Георгия 4-й степени. … И орден Святой Анны

Федор Трофимович Зверев – казак из станицы Наурской Чеченской Республики

прославил своими подвигами терское казачество.

Сын офицера Терского войска Федор Зверев начинал военную службу по семейной традиции в первом Горско-Моздокском Терском казачьем полку. С ним и ушел на германскую войну младшим офицером 5-й сотни. Но роль конницы быстро сходила на уровень разъездов, казаков спешивали целыми полками. Зато над головой молодого хорунжего винты аэропланов рубили ветер, а на фронтах и в станицах славили имена первых авиаторов. Его потянуло в небо. ...Пилоты 4-го авиаотряда, которые только что освоили аэропланы нового типа, прибыли на Румынский фронт. Они еще не имели никакого представления о высшем пилотаже, были плохо знакомы с автоматическим оружием, не говоря уж о практических навыках его применения или какой-либо боевой тактике. И только командир Федор Трофимович Зверев был уже опытным военным летчиком. За плечами 26-летнего терского казака – учеба во Владикавказском реальном училище и Казанское военное училище, 1-й Горско-Моздокский полк Терского казачьего войска и Севастопольская военная авиационная школа. С 1915-го он – полноправный военный пилот.

За два года – сотник, а потом – есаул. Зверев заслужил в воздухе три боевых ордена: Святого Станислава III и II степени (оба с мечами и с бантом) и Святой Анны с надписью «За храбрость». Он принял командование авиаотрядом в январе 1916 года. Враг был серьезным и дерзким, а в отряде всего три «Ньюпора – Бебе», вооруженных пулеметом «Льюис» с магазином на 47 патронов. Пополнение прибыло аж в ноябре: еще три «Ньюпора» с аналогичным нехитрым вооружением. Немецкие бомбардировщики нагло совершали групповые налеты по 5-7 машин. Русским истребителям редко удавалось перехватывать самолеты противника. Успех выпал на долю Зверева, которому посчастливилось в ноябре над Браиловым сбить большой двухмоторный «Румплер». Впереди и сзади крыльев эти машины имели кабины стрелков с пулеметами. Подойти к такой «летающей крепости» на дистанцию эффективного огня было крайне сложно. После серии маневров Зверев в одиночку атаковал.

Его пулеметная очередь попала в мотор вражеского самолета. Экипаж вовремя не заметил повреждения, и, когда масло вытекло, двигатель заклинило. Неопытный пилот бомбардировщика не решился развернуться на одном работающем моторе, побоявшись сорваться в штопор. Ему пришлось приземлиться в расположении русских войск, и экипаж попал в плен.

Ответным огнем стрелки «Румплера» буквально изрешетили аппарат Зверева,

пробив бензобак, разнеся в щепу пропеллер и капот двигателя. Впоследствии

в машине насчитали 37 пробоин, но удивительно, что сам Зверев при этом не

пострадал, хотя одна из пуль пробила его пилотскую каску. Несмотря на все эти повреждения, пилот сумел посадить самолет на свой аэродром.

Осенью 1917-го Зверева назначили помощником командира авиационного дивизиона, охранявшего Петроград с воздуха. В этой должности он и встретил революцию. Федор Трофимович вступил добровольцем в Вооруженные Силы юга России, летал командиром 4-го Донского самолетного отряда. В «белой» армии, точнее – авиации, Зверев последовательно производится в войсковые старшины, затем – в полковники. Все производства исключительно «за боевые отличия», в том числе последнее – 30 августа 1920 г., подписанное главкомом Русской армии бароном Врангелем. Затем эмиграция. Первый летчик-терец, Георгиевский кавалер скончался 16 января 1938 г. в казачьей станице Бейрута. Последние 18 лет жизни Федор Трофимович председательствовал в Союзе русских военных инвалидов в Сирии и в Ливане.

Геннадий КУРКОВ, военный летчик 1-го класса, кандидат исторических наук,

доцент, член Ейского ОРОИА.

(Окончание следует).

Автор: